icon-menu
рецензии

Не жесть, а ЖИСТЬ!

23⋅06⋅2015 13:58
Рецензия на фильм Жесть

«Жесть», Денис Нейманд

Оказывается, мы с вами, господа, присутствуем при рождении нового жанра – психовика. Что это такое? Смешение это, полнейшее смешение! Берете, к примеру, сюрную эстетику фильма «На игле», перемешиваете с беспределом любого фильма Тарантино и разбавляете лирическим мотивом из «Молчания ягнят» - в аккурат и получите психовик под сленговым названием «Жесть».

По правде говоря, фамилия режиссера – Денис Нейманд – мне мало что сказала, а вот автор сценария – Константин Мурзенко – личность в киношном мире довольно одиозная. Над сюжетами фильмов «Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь» или «Мама, не горюй» Константин работал с явным удовольствием и драйвом. Также мы имели удовольствие наблюдать его отвязную натуру в ролях фашиста-пофигиста в «Брате-2» и следователя Егорова-Ягуарова в «Богине» Ренаты Литвиновой. Хотя в его активе есть ленты явно неудачные и перехваленные – например, «Апрель». Но по большому счету, кино от Мурзенко смотреть всегда интересно: проскальзывают в них и стебные идейки, замечаешь перевернутые цитаты из всего мирового синематографа и вообще скучно не бывает (исключение - странный «Апрель»). Но заинтриговало меня другое: оказывается, основоположником жанра «психовик» слывет – не падайте – Егор Кончаловский. К слову, эту вот приписку я увидела, когда «Жесть» благополучно досмотрела до финальных титров, иначе – точно не пошла бы. И вот что хочу сказать: дебютант Денис Нейманд и сценарист Мурзенко довольно лихо утерли нос своему учителю господину Егору Андроновичу! Не знаю, как вы, но у меня от прозрачности фильмов Кончаловского младшего открывается непроизвольная зевота…

У «Жести» же есть два явных достоинства: кино очень динамичное, а временами еще и непредсказуемое! В двух словах сюжет такой: героиня-журналистка собирается оставить свою скотскую службу. Но главред, а по совместительству еще и бывший любовник, уговаривает ее сделать последний материал о маньяке. Она долго думает, ломается, но - поскольку что-то делать гораздо лучше, чем пребывать в состоянии жесткого раздрая и беспробудно пьянствовать – соглашается. А в это самое время вышеупомянутый маньяк из клиники сбегает. И прячется не где-нибудь, а в заброшенном дачном поселке. В общем, наша дамочка правдами и неправдами – она ж сотрудница не какой-нибудь заштатной газетенки, а самой «Комсы» («Комсомольской правды» кто не знает) - напрашивается в качестве… не то ассистентки, не то помощницы, а скорее - балласта к местному оперу, рыцарю без страха и упрека. Довольно неожиданно нашего паладина с пистолетом и квадратной челюстью (Разбегаев) выводят из игры. А несчастную журналистку – ну как же, сама напросилась! – вдруг опускают на самое дно, в мир трэшовых персонажей – убийц, пьяниц и прочих опасно-отстойных личностей.

И вот тут начинается самое интересное! Фантазия Мурзенко вышла из-под контроля и создала причудливый мирок, населенный уродами с того света. Ох и физиономии! А нравы! Короче говоря, столичная штучка в модном прикиде оказывается одна в заброшенном поселке, живущем по законам беспредела.

Правда, обещанная психоделия как бы вкраплена: то журналистке кажется, что на нее падает обгоревшая машина, то вдруг она после проглоченной горсти транквилизаторов наблюдает натурального всадника без головы… И даже не всегда сразу ясно: сей ужас ей кажется или в самом деле в этом мирке живут такие вот «всадники». Ко всему пересказанному представьте еще и постоянно меняющиеся картинки: нет, действо не перетасовано, оно не длится, а просто мчится куда-то. При этом кое-какие кадры вообще мне лично были неясны: например, к чему показали убиенную невесту? И на фиг было взрывать несчастного беглого «мастера золотые руки»? Видимо, для общей мрачной картинки, чтоб зрителя запугать окончательно и бесповоротно.

А потом наша несчастная таки встречает «маниака». И вот тут я уже сама задумалась, кто хуже: отморозки-убийцы или вот этот человек, интеллигентно-спившегося вида? Ой, даже не знаю… В общем, всем уже становится понятно, что между маньяком и журналисткой завяжется какая-то лирическая не то связь, не то доверие – ну приблизительно как у Клариссы Старлинг с доктором Лектером из «Молчания ягнят». В общем, чем закончится, рассказывать не стану, захотите – посмотрите.

Артисты хороши. Особенно несчастная Алена Бабенко. Вот смотрела и все время думала – ну что за судьба у этой симпатичной актрисы? То хромоножку с горемычной женской судьбой играет, то журналистку, которую мутузят и заставляют скакать по грязным лужам… Сработала отлично, дай ей Бог здоровья для таких вот тяжелых ролей. Хотя, может, и смилостивится какой-то режиссер и предложит Бабенко ну хотя бы амурно-психологическую рольку, а? Хорош Михаил Ефремов – не то маньяк, не то школьный учитель. Сто очей вперед дал всем Сергей Каюмович Шакуров – натуральный психиатр! Ой, обратите внимание на парочку Рената Литвинова – Гоша Куценко. Гламурную диву не портит даже ссадина, а вот Гоше демонстрировать фейс уже мало, он светит свою – пардон – задницу. Да, неплоха, но все же!..

В целом, очень даже симпатичное кинцо получилось. Где-то неожиданное, в чем-то стебное и нахальное. Рекомендую, да, скучать не будете. Финал, правда, мутноватым получился, но фильм выигрывает за счет других моментов и отдельных эпизодов. Такое складывается ощущение, что «Жесть» состоит из цитат хорошо знакомых и любимых нами лент.

«Психовик» - громко сказано по отношению к «Жести», но называть основателем стиля Кончаловского, по-моему, суть глупость или подхалимаж. Отдельное зрительское мерси господам Мурзенко и Денису Нейманду за изображение дачного поселка – этого смачного мирка даже смазанный финал фильма не испортил.

Татьяна Постольникова