рецензии

Алхимия чувств

23⋅09⋅2015 13:58
Рецензия на фильм Эйфория

"Эйфория", Иван Вырыпаев

Господин Вырыпаев, подобно свихнувшемуся ученому-наркологу, зрителям-добровольцам вводит ударную дозу своего экспериментального препарата под названием «Эйфория». Одни воздействия не выносят: их хватает на 10-15 минут опыта. Более стойкие держатся до конца, испытывая невероятный кайф от пригрезившегося действа.

Как и у большинства добровольцев, первые 10 минут «Эйфории» у меня была адаптационная «ломка». С первого кадра раздражали реплики персонажа Павла. Фразу: «Че делать-то? Че делать, блин», - он повторяет раз 10 – причем со всеми возможными и невозможными интонациями. Так режиссер-интеллектуал представляет себе речь «людей из глубинки» - жителей Донских степей… И из этой затеи ровным счетом ничего не выходит!

Видимо, после этого момента у меня начала активно меняться формула крови: раздражение рассеялось, а интерес возрос. Это кино снято по принципу «Мысль изреченная есть ложь»: никакой словесной мишуры. Вместо разговоров-диалогов фоном на протяжении кино звучит баянная мелодия, а экран взрывается невероятно красивыми пейзажами. Сейчас мне кажется, что если опустить все фразы – кино ничего не потеряет. Все и без слов понятно. Вырыпаев, собственно, не рассказывает историю – нет. Он ее показывает. …

Жил себе Павел спокойно: газовал по степи на своем убогом «москвичонке», вкалывал как проклятый и ничем не мучился. И вдруг на чьей-то свадьбе он влюбился в молодую женщину Веру. Все летит в тартарары: теперь Павлуха наматывает круги вокруг убогой хатки Веры и задает ей все тот же проклятый риторический вопрос: «Че делать?»

Эта тема – внезапной роковой любви – моделируется в сюжете не однажды. Посреди поля, переживая чувственный экстаз и блаженно улыбаясь, при полной отключке мозговой деятельности, сидит еще одна героиня. Она размахивает собственными трусиками и невпопад бормочет: «Как же я здорово по… лась!» Наверное, не зря в фильме так мало слов – они и в самом деле выглядят фальшиво. Чувственную эйфорию выразить невозможно – ее можно лишь ощутить или показать… Обрушившиеся чувства главные герои воспринимают как рок и переживают смиренно – как персонажи древнегреческих трагедий. Они не борются с собой – силы-то неравные. Они не пытаются ничего скрыть, хотя Вера – дама замужняя и понимает, что вряд ли ее угрюмый муж одобрит чувства к другому. Сразу ясно, что ничем хорошим такая история не закончится. Но предсказуемость сюжет не портит: режиссер сумел найти рифму к сочетанию «любовь – не кровь, а смерть», прибегнув к странному и красивому белому стиху.

Вера и Павел проваливаются в состояние эротической нирваны, забывая обо всем на свете: семье, ребенке и прошлой жизни. Интеллектуал-Вырыпаев эдак невзначай подсовывает зрителям идею о том, что любовь – чувство отнюдь не созидательное: оно угнездилось вне добра и зла (влюбленные – они ж как дети, не ведают что творят). Идея не такая уж и свежая: ее активно юзали и античные авторы, и Шекспир, и Бунин, и Набоков… Зато - верная, и нет оснований уличать режиссера во лжи. Кадр 1 из фильма Эйфория / сайт о лучших европейских фильмах Устрица

Вообще, здесь все краски яркие, а чувства и эмоции доведены до крайности. С одной стороны – слепнешь от необыкновенно красивых пейзажей. С другой – испытываешь почти физическое отвращение от грубого смердящего натурализма. И так – весь фильм: то увиденное воодушевляет, то вдруг – тошнить начинает, то – восхищает, то веселит. Нескучно – одним словом. И если Вырыпаев поставил перед собой цель достать зрителя любым способом – он ее достиг. «Эйфория» пробуждает множество споров: это значит, что фильм получился небанальным и неоднозначным. Некоторые из моих знакомых заподозрили режиссера в стебе – странно, правда?! Другие говорят: фильм-де хороший, только очень безысходный. Дело вкуса, конечно, но мне кажется, что если бы Вера осталась с мужем – вот где была бы полная и окончательная безнадега. Умные критики модных афиш считают своим долгом подначить, ткнуть или пнуть режиссера-дебютанта. В чем только его не обвиняют! «С чего бы это театральный режиссер Иван Вырыпаев переключился на кино?» или «как он посмел в главной роли снять свою супругу!»… И в излишней заумности, ненужном экспериментаторстве, концептуализме… А по-моему, нам просто показали жесткую историю любви (обычно предлагают сопливые), понятную и высоколобым умникам, и обычным зрителям, потребляющим душевные картины. Признать придется, что Полина Агуреева – актриса хорошая, хоть и режиссерская жена. Хотя мне, если честно, больше понравился Максим Ушаков – не актер, а профессиональный художник - исполнитель роли Павла.

А еще я заметила одну очень странную закономерность, связанную с фильмом. Все сказанное и написанное об «Эйфории» - ужасающая неточность. Как синоним, который как бы и передает смысл слова, но не до конца. И даже Вырыпаев, когда говорит о своем фильме, несет несусветную чушь… «Мое кино – это миф», - скромно заявляет он. Видимо, для него так и есть. Вот только не надо режиссеру словами разбрасываться! У него хорошо получается кино снимать через паузы, опуская всю лексическую мишуру…

Посмотрите «Эйфорию». Как минимум – получите эстетическое удовольствие. А может, вам тоже понравится это брутальное действо, развернувшееся в российской глубинке и подверстанное к античной драме?

Татьяна Постольникова